Владимир Путин обсудил с президентом РАН Владимиром Фортовым законопроект о реформе Российской академии наук.


Напомним, предлагаемая реформа РАН вызвала широкий общественный резонанс.

В.ПУТИН: Владимир Евгеньевич, я хочу Вас ещё раз поздравить с избранием Президентом Академии наук. Ваша работа совпала с обсуждением нового закона по реорганизации самой Академии и всей научной сферы. Мы с Вами, да и с прежним президентом [Академии] много говорили об этом. Собственно говоря, и в обществе, и в научном сообществе нет, наверное, тех, кто считает, что можно оставить всё как есть. И все говорят, все – это самое важное, о том, что необходимо двигаться вперёд, необходимы реформы, изменения. Вопрос, конечно, в том, чтобы эти изменения были соответствующими духу времени, требованиям развития науки.

Вы знаете, что за последние годы государство всё больше и больше вкладывает средств в научную деятельность. Конечно, в чём-то это ещё не сопоставимо со странами, которые вкладывают больше, чем мы, а в каких-то направлениях уже и сопоставимо. Конечно, общество и даже люди, которые далеки от научной деятельности, но вкладывают свои средства в это направление как налогоплательщики, то есть всё общество вправе ожидать большой, хорошей, нужной обществу отдачи от научных исследований.

Я внимательно познакомился и с теми, кто является горячими сторонниками предлагаемых изменений, и с критиками. Надо сказать, что и там, и там есть нечто такое, на что следует обратить внимание и, безусловно, поддержать. Есть какие-то вещи, которые являются спорными, и можно было бы подумать о том, что и как нужно сделать дополнительно, чтобы избежать ошибок и не допустить их ни в коем случае.

В этой связи хотел бы обратить внимание на одно из ключевых положений этого законопроекта, я хотел бы с Вами его обсудить сегодня, – это создание агентства, которое должно управлять имуществом и, по сути, взяло бы на себя одну из ключевых функций – это назначение директоров академических институтов и, по сути дела, в значительной степени оценку деятельности этих институтов на себя, поскольку если они назначают, они и оценивают деятельность. Видел ссылки на петровские времена, но мы знаем, что в петровские-то времена как раз всех и назначали. Сейчас это, видимо, делать не следует. Именно в силу этого обстоятельства, наверное, правы те, кто считает, что не следует чиновникам поручать вот эту деятельность в таком виде.

У меня есть встречное предложение. Я знаю, что многие видные учёные формулировали эту идею именно таким образом. Я сейчас её воспроизведу. Заключается она в том, чтобы при Президентском совете по образованию и науке создать (внутри этого совета) из числа наших наиболее значимых, известных или успешных учёных, признанных и у нас в стране, и во всём мире в качестве мировых авторитетов, отдельную структуру, которая взяла бы на себя как раз эту функцию: назначение директоров академических институтов, оценку вместе с Академией наук и с экспертами Академии наук и с привлечением независимых экспертов результатов научной деятельности (мы об этом говорили на одном из последних советов), а значит, в значительной степени влияли бы на распределение финансовых средств, направляемых на научную деятельность.

Нужно, безусловно, грамотно выстроить работу по обновлению и межведомственных институтов, и Академии в целом. Мы с вами знаем, средний возраст академиков достаточно высокий. Это, конечно, не тот вид деятельности, который связан с физическим трудом, где нужны сильные руки и быстрые ноги, но всё-таки мы с вами знаем по анализу того, что происходило в мировой науке за многие-многие десятилетия, столетия, может быть, в каком примерно возрасте делались наиболее значимые открытия. Но всё-таки и обновление должно идти аккуратно, без рывков, эволюционным путём, с тем чтобы нам не совершить другой ошибки, чтобы на место уже, может быть, людей в возрасте, но всё-таки опытных и деятельных ещё не пришли такие специалисты, которые говорят бодро и передвигаются быстро, но пока ещё не доросли до того, чтобы возглавлять целую отрасль. Поэтому в этой части нам нужно вместе подумать, как создать действенный механизм обновления.

Ну и, наконец, само агентство по управлению имуществом. Прежде всего, безусловно, нужно произвести аудит, мы и Юрием Сергеевичем Осиповым говорили до этого, он тоже с этим соглашался, аудит того, как управлялось имущество, какие есть проблемы, что нужно вычистить из того, что происходило в прежние годы, и как настроить весь этот огромный имущественный комплекс на дело служению российской науке.

В этой связи у меня есть ещё одно предложение. Если Вы согласны, можно было бы на переходный период – и тогда нужно было бы это отметить в законе – совместить должность избранного Президента Академии наук, то есть Вас, с должностью руководителя этого агентства, который взял бы на себя значительную часть той работы, которая в проекте закона предусмотрена за самим агентством.

Наконец, есть ещё одна вещь, на которую я хотел бы обратить внимание. В последние годы наряду с известными в мире науки людьми, которые действительно много сделали и для прикладной, и для фундаментальной науки, в рядах Академии всё чаще и чаще мелькают фамилии моих коллег из различных ведомств, чиновников высокого уровня. Они люди очень активные, уважаемые, имеющие определённые рычаги влияния на все сферы деятельности, в том числе и на научную. Надо, конечно, проанализировать, какой реальный вклад они внесли в науку и как дальше они будут строить свою деятельность или в административных структурах, или в научной сфере. Это, казалось бы, мелочь, но всё-таки она влияет на сам организм Академии. Я думаю, что это вопрос не праздный. Во всяком случае, на это нужно обратить внимание так, чтобы здесь тоже не было никаких экстравагантных решений, но всё-таки коллеги должны понимать, где они работают и чем они должны заниматься прежде всего, в первую очередь.

В этой связи у меня к Вам вопрос по поводу агентства. Готовы ли Вы его возглавить?

В.ФОРТОВ: Владимир Владимирович, я хотел бы поговорить откровенно.

В.ПУТИН: Разумеется.

В.ФОРТОВ: И сказать несколько слов перед тем, как уже мы перейдём вот к какой конкретике.

Владимир Владимирович, я хочу поблагодарить Вас за то, что Вы, я это чувствовал, помогали мне в этих выборах. Это первое.

Второе. Я должен сказать, что я пошёл на эти выборы с программой изменений, а не с программой стагнации, которая по тем или иным причинам наблюдалась. Меня поддержал наш академический корпус, и поддержал именно те перемены, которые всё время обсуждаются и являются, а я в этом уверен, абсолютно необходимыми, но, главное, абсолютно возможными. Я хотел бы отметить, что в результате вот этих выборов были проведены очень широкие обсуждения и в прессе, Вы знаете это.

Две вещи, которые, по-моему, стоит отметить. Академия готова к переменам. Такого отрицания нет.

И второе. Академия готова – и это тоже очень важно – сотрудничать с властными структурами, с Правительством, с Вами, конечно, с Вашим аппаратом. Это такой эффект, который в прошлые выборы, я буду говорить откровенно.

Сформулирована программа. Она у меня вот здесь есть. Я сейчас, если Вы не против, Вам её подарю. Тут прописаны все, как мне кажется, значимые элементы преобразований, которые необходимы. Они включают в себя и организационные преобразования, и кадровые, конечно, и очень тяжёлая проблема, которая меня очень беспокоит, – это бюрократия, не управление имуществом, а бюрократия, и многое-многое другое. Мы этот план обсудили, плюс мы объединили эту программу с программой Жореса Ивановича [Алфёрова] и Некипелова. У нас есть некое чёткое понимание, куда двигаться и как нам развиваться.

Появление документа, о котором мы сейчас говорим, было для нас неожиданным, для меня, по крайней мере, абсолютно неожиданным. Я как раз считал то, что мы начали… А начали мы уже двигаться по этому направлению, в частности, совсем недавно, неделю назад мы приняли закон, по которому вводится принцип ротации, то есть два срока, и не больше. И это значит, что пошёл механизм обновления.

В.ПУТИН: Ротации кого?

В.ФОРТОВ: Всех, до президента, в обязательном порядке, без всяких исключений – в устав. Я встретил понимание своих коллег, на которых он распространяется. Это вот один из примеров.

Мы сейчас готовим пакет предложений, которые Вам попадут на стол. Это новые идеи, новые проекты и в оборонной части, и в гражданской части, и в экономике. Кстати, я Вам хочу доложить, что Ваше поручение экономистам выполнено, и когда Вы проявите к этому интерес, сочтёте это возможным, мы можем это предоставить.

Появление этого документа, я не скрою от Вас, оно было неожиданностью буквально для всех. И сегодня я с удивлением обнаружил, что и автора у этого документа нет, потому что Ливанов говорит, что он даже не стоял за спиной тех, кто его писал. Во всяком случае, тот документ, который сейчас возникает, агентство и так далее, он должен быть, по-моему, очень внимательно и очень осторожно обсуждён со всех сторон. Его можно обсудить в открытом порядке, можно обсудить не в очень открытом порядке, но там есть вещи, которые, поверьте, Владимир Владимирович, угробят нашу науку. В частности, предполагается разделение академиков, которых, кстати, становится теперь 2,5 тысячи вместо 500, против чего все возражали.

В.ПУТИН: Нет, вместо тысячи.

В.ФОРТОВ: Тысяча – с членкорами.

В.ПУТИН: 500 и 500, и по 500 в каждой академии. В результате получится 2 тысячи.

В.ФОРТОВ: Во всяком случае, отделение академиков от институтов и создание специальной структуры убивает суть Академии.

В.ПУТИН: А почему отделение?

В.ФОРТОВ: Потому что Академия была создана как исследовательская организация, а не как организация, которая должна давать советы. Вот представьте, я сейчас перехожу в позицию, где институт от меня отделён. Это всё. Я не смогу дать квалифицированные ответы на те вопросы, которые волнуют Вас, которые волнуют общество и так далее, потому что мы всегда опирались на институты. И Пётр I сделал так, чтобы это было место не для давания советов, а для того, чтобы проводить научные исследования. Под это приехал Эйлер, под это приехали братья Бернулли и так далее. Владимир Владимирович, вот это очень опасно.

В.ПУТИН: Я не очень понимаю, почему происходит отделение академиков от исследовательских институтов.

В.ФОРТОВ: А там написано так. Там написано, что Академия наук – это не институты. Академия наук – это некая организация академиков, которые занимаются экспертно-аналитической деятельностью. А исследования проводятся в другом месте, и они управляются другими людьми, по другой процедуре.

В.ПУТИН: На самом деле по жизни так и происходит, не все члены Академии и академики являются директорами институтов.

В.ФОРТОВ: Не все.

В.ПУТИН: У нас на самом деле по жизни так и происходит. Вопрос в том, как организовать то, что происходит. То есть часть академиков, не директоров институтов, они всё равно напрямую не руководят институтом. Правильно?

В.ФОРТОВ: Напрямую не руководят, но оказывают сильнейшее влияние юридическое, потому что назначение, утверждение тем, утверждение планов, приём отчётов делается отделениями, которых в новой программе нет. Поверьте, там много есть вещей, которые остановят научную работу. Я буду откровенно говорить, потому что я считаю, что это очень важно.

Поэтому моё предложение было бы следующим. Дайте мне год, если я не справлюсь, Вы меня снимете, если справлюсь, я Вам покажу, что это можно сделать. Мы задавим бюрократию, мы омолодим Академию, мы сделаем её динамичной.

Во всяком случае, такая [предлагаемая] конструкция мне и моим коллегам – это не то что я придумал, – она кажется очень дискуссионной, и она лишает Академию основного – души. Академия – это система, которая производит новые знания. Любая другая система, производящая знания, в вузах, не к ночи будет сказано – в Сколкове, – это всё…

В.ПУТИН: Сколково – тоже новая площадка, где предпринимается попытка…

В.ФОРТОВ: Нет, я ничего плохого не сказал.

В.ПУТИН: Почему не к ночи? У нас день только начинается.

В.ФОРТОВ: Я Вам приведу пример. Курчатов, он руководил институтом и сам был учёный. Мой учитель, Нобелевский лауреат Николай Николаевич Семёнов. Мне очень крупно в жизни повезло, что я у него вырос, а не в каком-то другом месте.

Но как только мы уходим на другую схему, это сразу совсем другой стиль и эффективность – фундаментальная, я подчёркиваю, так как прикладная может быть очень высокой. В конце концов, «ящики» работают по такой схеме, и ничего не происходит. Но вот наша область, она своя.

Я могу очень долго на эту тему говорить и критиковать этот проект, но не для этого, по-моему, мы здесь. Кстати, одно замечание я всё-таки должен сделать. Этот документ подготовлен так, что если Вы посмотрите математические выкладки, которые там приведены (они сводятся к умножению и сложению), то там сделаны арифметические ошибки.

В.ПУТИН: Посчитать можно, исправить эти ошибки.

В.ФОРТОВ: Что мне кажется разумным? Вы даёте мне год и потом либо выгоняете, либо утверждаете меня.

Второе. Давайте сдвинем это дело на осень. Президентский совет в ноябре будет посвящён ровно этому. До этого времени было бы невредно как минимум создать согласительную комиссию или рабочую группу, как угодно, которая сведёт все точки зрения, взвесит их, и потом, если это возможно, я думаю, что возможно…

В.ПУТИН: Это было бы возможно, если бы Правительство не внесло в парламент. Но поскольку Правительство сделало этот шаг, уже в парламент внесло проект закона, мы должны его обсуждать и принимать какие-то решения. Иногда лучше решение принимать и дорабатывать что-то, чем топтаться на месте и вообще ничего не делать.

Что касается самой структуры, мы с Вами хорошо знаем, Владимир Евгеньевич, Вы это знаете очень хорошо, когда какая-то структура, вне зависимости от того, чем она занимается, должна сама себя реформировать, результат, как правило, получается не очень яркий как минимум, если вообще что-то получается. Потому что внутри всё происходит по тем законам и правилам, которые сложились уже десятилетиями.

Давайте мы сейчас с Вами пообсуждаем конкретно те вещи, которые Вас беспокоят, и те пути, которые позволили бы нам преодолеть вот эти сложности.

Источник: kremlin.ru
Фото: пресс-служба Президента России

Комментарии:

  1. Аноним:

    Резюме сказанного Газоносным: «Хватай банан и вали отсюда, старый козел! Мы тут уже все поделили»

  2. Чатланин:

    Мля! Нашёл отмазу что мол в парламент внесён закон. Вот смеху-то! Ему говорят, что даже в арифметике и то не бъется и автор неизвестен, а он и ухом не ведет.Сколько ЛЕТ в парламенте закон о противодействию коррупции валялся, сколько об ужесточении ответственности за педофилию и прочие- это как-то так скромно умалчивается…
    Лакмусовая бумажка- Жирик, прокричал за закон- значится решение принято.Можно только что-то на уровне парламента выцыганить, ну так, самую мелочь.

  3. NataFo:

    ВВП нужно бабло. Ради этого будет сделано всё. В смысле э все продать. Просить об отсрочке бесполезно. Ау, президент Мурси, как тебе там, в неволе?! А ведь просили тебя: уйди по-хорошему! Это я к чему? А к тому, что нужны другие формы диалога с властью.

  4. Иван П.:

    Куда дели страницу с Алдошиным? Комментарии не открываются.

  5. Чатланин:

    А я всё-таки ещё раз хочу обратить внимание на вот именно эту статью-
    http://www.km.ru/v-rossii/2013/06/25/strategii-razvitiya-rossii/714413-kak-nam-probudit-vsesokrushayushchii-russkii-d
    А потом и на эту статью-http://transhuman.ru/biblioteka/nanotekhnologii/fenomen-nbic-konvergentsi
    И теперь сопоставить всё это вместе с курсом на разгром РАН. Получается логическая связка- есть некие технологии воздействия на людей путем этой NBIC. Единственные, кто могут что-то противопоставить- это ученые. Так вот, что бы не было кому что-то противопоставлять- ученх надо разогнать.Пока всё логично.

  6. Чатланин:

    Обратите внимание- на сайте км.ру есть утверждение, что существует некий центр при «Народном фронте», который практикуется и исследует технологии влияния на мозги людей уже порядка десяти лет и УЖЕ готов предоставить воплощение этих идей в жизнь и уже даже понятно для какой конкретно ПОЛИТИЧЕСКОЙ силы. И одновременно наносится удар по РАН. Получается что очень интересно девки то пляшут.

  7. Любовь Громова:

    Как-то не чувствуется разума и логики в Ваших высказываниях, господа форумчане! По поводу «бабла», что Вы скажете на счет того, что весь непросвещенный народ Черноголовки платит мзду ученым институтам, потому что живет на земле РАН? И кудаконкретно идут эти деньги? Просветите меня, неразумную!

    • Просветитель:

      Просвещаю-если бы вы жили не на земле РАН, а на чьей-нибудь другой земле, то вы платили бы мзду этому другому, на чьей земле Вы проживаете. И я думаю что не важно, кто получал бы эту мзду, он так же бы Вам ничего не ответил на ваш вопрос.И платит наш непросвещённый народ не институтам ( они то этих денег и не видят) а на расчетные счета государственных бюджетных органов проявляющихся в нашем мире в различных ипостасях, например в ипостаси РАН. А вот уже от туда деньги………. :-)

    • Иван П.:

      Деньги идут в Росимущество. И продолжат идти туда же.

  8. Чатланин:

    Кстати, очень интересная последовательная цепочка в действиях властей в последнее время образуется- проводится закон о вероисповеданиях и защите чуств верующих ( а мы знаем, что религиозные эгрегоры- одни из самых мощнейших инструментов оказания воздействия на мысли и образ поведения людей), одновременно с этим идет атака на РАН. Силу эгрегоров- так называемых информационно-энергетических субстанций американцы давно и успешно применяют в бизнесе- в каждой уважающей себя компании создаются свои гимны, производятся обряды совместного сбора сотрудников компаний по утрам и распевания, опять же совместно этих самых гимнов компаний. Эффект абсолютно тот же что и у ЛЮБОЙ религии, когда не зависимо от того, что люди исповедуют, они все равно фактически исполняют один и тот же ритуал- собираются где либо в одноим месте и молятся на одну и ту же тему, создавая таким образом некое единое духовно-инфомационно-энергетическое поле.

  9. Чатланин:

    Скатываемся в откровенное средневековье.

    • Баба Яга:

      Да, откровенное средневековье.
      Вот потому-то я, да простит меня NataFo, не пишу слово бог с большой буквы. (За исключением особо редких случаев, люблю я всё-таки, хоть и нечисть редкостная, когда в Человеке есть хоть что-нибудь святое…)
      Вот к примеру я очень уважаю этого академика http://www.humanism.ru/akadem.htm
      Он один из авторов Письма десяти академиков, Виталий Гинзбург. Конечно, мракобесы могут потерев ручонки позлорадствовать, что после того нашумевшего послания он довольно скоро умер:»Уж не в аду ли его мятежный дух?»и всё такое прочее.
      Но ссылка моя не на то письмо, не бойтесь. Она здесь потому, что меня потрясло, насколько Виталий Лазаревич оказался прав и тогда, восемь лет назад, говоря о РАН и Науке вообще в России.
      Великий теорик, автор прекрасных учебников по общей физике, таких Людей я очень уважаю.

  10. Алина:

    Значит сейчас Нефедов «скинет» ФГУП в администрацию, теперь он ему не нужен

    • Аноним:

      Нефедова как опытного госчиновника с «научным» опытом с распростертыми встретят в новом госагентстве по академической собственности.

  11. Аноним:

    Как это было. Очень интересны 2 последних абзаца.
    http://www.kommersant.ru/doc/2225687

    • Баба Яга:

      Ух ты, хорошая статья… Возьму на заметку, спасибо.

    • Аноним:

      «Дофин, герцог Нормандский, повесив голову, увенчанную расшитой жемчугом шапочкой, топтался на месте рядом со своим родным дядей герцогом Орлеанским, то делал шаг вперед, то отступал, словно надеясь прогнать терзавшую его тоску. И тут внезапно раздался громовой голос толстяка графа д’Аркура, обращавшегося именно к нему, к дофину, и маршалу Одрегему:

      – Ваше высочество герцог и вы, любезный маршал, ради господа бога, умолите короля выслушать меня, и я сумею выпросить у него прощения и расскажу ему о многом, что послужит на пользу не только ему, но и государству!

      Всякий, кто слышал этот крик, долго еще будет помнить прорвавшиеся в этом голосе и предсмертное томление, и проклятие.

      Движимые одним и тем же чувством, дофин и маршал подошли к королю, хотя он должен был и сам слышать голос осужденного столь же ясно. Они чуть не касались стремян его коня.

      – Государь, отец мой, Христом-богом молю вас, выслушайте его!

      – Да, да, сир, разрешите ему высказаться, вы же от этого выиграете! – настаивал маршал.

      Но Иоанн II был жалкий подражатель. В рыцарских потехах он подражал своему деду Карлу Валуа, а то и самому легендарному королю Артуру. Кто-то ему сказал, что Филипп Красивый, решив наказать преступника, оставался до конца непреклонным. Вот и сейчас он подражал, думал, что подражает, Железному Королю. Но Филипп Красивый надевал шлем лишь в тех случаях, когда в том случалась надобность. И он не осуждал направо и налево первого подвернувшегося под руку, не выносил смертных приговоров лишь потому, что его грызла еще не утихшая ненависть.

      – Повелите избавиться от предателей! – повторил Иоанн II через прорезь в шлеме.

      Ах, каким он, надо полагать, чувствовал себя великим, каким должен был чувствовать себя всемогущим. Королевство Французское на веки вечные запомнит его непреклонную волю. А он как раз упускал прекрасный случай подумать хоть минуту.

      – Что ж, приступайте к исповеди, – сказал тогда граф д’Аркур, повернувшись к грязненькому капуцину.

      Но король крикнул:

      – Предателям не дано право исповедоваться!

      Наконец, с шестого удара массивная голова графа д’Аркура отлетела от туловища и все в той же черной повязке скатилась с плахи.»

Добавить комментарий

 

 
Черноголовка в соцсетях
             

 

 
© 2013-2019
редакция ChgTown.Ru
+7 926 33 88 555