Слова «инновационное развитие», «открытие новых высокотехнологичных производств», «создание высококвалифицированных рабочих» мест не первый год ласкают наш слух. Однако рождают эти слова не только радужные надежды, но и не менее мрачный скепсис по поводу возможности реализации всего этого.  Особенно щемить сердце, наверное, должно жителям наукоградов, где вроде и какой-никакой научный задел есть, и молодежь в последние годы тонкой струйкой, но потянулась в институты.  Проблем на этом пути – несметное множество, но мне хотелось бы поговорить поподробнее и разобрать те, что виднеются из моего профессионального болота.

В целом существует много сценариев внедрения инноваций в промышленность:

(1)    Завод на базе своей лаборатории разработал и внедрил новую продукцию;

(2)    Государство заказало новый вид вооружения/космической техники, НИИ разработали и произвели;

(3)    Ученые разработали, передали/продали производителю, производитель внедрил;

(4)    Ученые разработали, нашли соинвестирование и сами организовали производство;

(5)    Если кто-то знает еще сценарии – обязательно поделитесь со мной.

В данном материале я бы хотел поговорить о четвертом варианте. Итак, у нас есть две группы действующих лиц (а) ученые, разработавшие/планирующие разработать инновационный продукт, и (б) венчурные инвесторы.  И, допустим, у нас есть проект производства конкретной инновационной продукции.

Под проектом производства инновационного продукта мы понимаем разработку любой стадии (от готовых образцов до идеи), производство которой гипотетически с коммерческой выгодой можно было бы организовать.

Однако кто может что-либо конкретное знать про эту гипотетическую выгоду: какое количество данного изделия российский и мировой рынок готов потреблять в год, кто конкретно может стать потребителем данной продукции (какие конкретно заводы, институты или социальные группы граждан), каким образом они удовлетворяют потребность сейчас, насколько на рынке активны конкуренты,  по какой цене возможно реализовывать данную продукцию и пр. и пр.  То есть по-простому, найдет ли продукт своего потребителя, и принесет ли проект прибыль.

Думаю, очевидно, что прежде чем вкладывать серьезные деньги в проект на все эти вопросы необходимо иметь ответы. Есть ли они у ученого, разрабатывающего проект? Наверное, по большей части нет.  Есть ли они у потенциального инвестора?  Изначально тоже нет, и если он хочет их иметь, то он должен весьма существенно потратиться на маркетинговое исследование, бизнес-план, и маркетинговый план. Кажется логичным, чтобы венчурный фонд, раз уж он сидит на деньгах, и осуществлял расходы на все эти работы. Но давайте посмотрим на ситуацию немного под другим углом и с конкретными (хоть и очень-очень приблизительными) цифрами.

В России на разных стадиях разработки существует до ста тысяч проектов (моя оценка), которые гипотетически могли бы быть внедрены в производство. Примерно  5-10 тысяч из них могли бы реально приносить прибыль (если у кого-то есть более точные цифры по этому вопросу – обязательно поделитесь со мной). Стоимость работ по анализу коммерческой целесообразности внедрения проекта составляют примерно начиная от пятисот тысяч рублей. В России имеется около 50 венчурных фондов. Получается, что если кто-то из венчурных фондов захочет провести ревизию всех имеющихся в стране проектов, то это обойдется ему в: 100 тыс. проектов * пятьсот тысяч рублей рублей = 50 млрд рублей.

Потратить более миллиарда долларов на аналитику, разумеется, ни одному отечественному венчурному фонду не под силу. Как же тогда они решают проблему отбора проектов?  По сути, приходится на глазок, на чуечку. А потом уже с отобранными на чуечку проводить серьезную аналитику.  Если мы представим уровень воровства, коррупции  и  непотизма в этих организациях, то  качество этих глазка и чуечки встает под большой вопрос.

И, собственно, самое главное.  При всех этих затратах полную информацию по всем проектам получит только один венчурных фонд. То есть даже после расходов в млрд долларов  только один фонд сможет действовать более рационально, а все остальные вынуждены будут продолжать работать с помощью глазка и чуечки. Таким образом, при примерно 50 имеющихся в стране венчурных фондов эту цифру необходимо умножить в такое же количество раз (на сколько-то она снизится за счет узкой отраслевой специализации некоторых фондов, но принципиально это картину не изменит).

И все выглядит совсем по-другому, если бы  маркетинговую и финансовую аналитику удалось получать самим разработчикам. Они бы  могли по своему желанию предоставлять ее любому  потенциальному инвестору, в том числе не являющемуся формально венчурным фондом. Таким образом, подводя итог:

Для национальной экономики возможность самих разработчиков проводить маркетинговую аналитику по своим разработкам во много раз (на порядки)  эффективней, чем проведение ее венчурными инвесторами.

Другой вопрос в том, как предоставить разработчикам такую возможность.  Организовывать ли институты развития, способные осуществлять эту работы в рамках отдельных НИИ, в рамках городов, где НИИ массового дислоцируются, в рамках неких научно-производственных кластеров или на федеральном уровне. В принципе, на федеральном уровне есть несколько таких институтов развития (например, так называемый «Фонд Бортника»), но масштабы этого явления незначительны.

Мурзин Илья
ООО «Центр инвестиционно-промышленного анализа и прогноза»

Примеры закрытых паевых инвестиционных фондов особо рисковых (венчурных) инвестиций:

ООО УК "Биопроцесс кэпитал партнерс": http://ww.bcvf.ru

ООО "Фонд посевных инвестиций РВК": http://www.rusventure.ru/ru/investments/fpi/

ООО "Максвелл Биотех Групп": http://maxwellbio.com/

Примеры требований, предъявляемых венчурными фондами к заявкам разработчиков:

http://www.bcvf.ru/index.php?id=4

http://www.vtbcapital-am.ru/products/venture/businessplan/

Комментарии:

  1. Аноним:

    В описываемом проекте вся и беда.. наши ученые делают нечто НИКОМУ НЕ НУЖНОЕ!!!по этому они и не знают ни рынка ни обьемов ни конкурентов… в нормальной ситуации должна в начале находится проблема, потом она должна решаться…

  2. Slonopotam:

    В описываемом проекте вся и беда.. наши ученые делают нечто НИКОМУ НЕ НУЖНОЕ!!!по этому они и не знают ни рынка ни обьемов ни конкурентов… в нормальной ситуации должна в начале находится проблема, потом она должна решаться…

    • Аноним:

      То что на академию пытаются навесить какие то инновации это по моему глупо. То же самое, что в свое время на оборонку пытались навесить производство ширпотреба. Сковородки и прочее. Академия предназначена для проведения фундаментальных научных исследований. Сотрудники отчитываются публикациями, а не внедрением. Раньше при каждом отраслевом министерстве был соответствующий отраслевой институт. Который должен был продвигать новации в отрасли. Чем они там занимались известно. Сейчас вместо министерств появились разные компании, иногда с гос участием. Предполагалось, что они будут заинтересованы в модернизации и отраслевые институты заживут новой жизнью. Олигархам проще купить на западе, чем развивать свое. Это хлопотно. Даже буровую платформу в Карское море купили в Норвегии.

  3. Аноним:

    Два экрана слов и ни одной мысли.

Добавить комментарий

 

 
Черноголовка в соцсетях
             

 

 
© 2013-2019
редакция ChgTown.Ru
+7 926 33 88 555