Чтобы остаться во главе Института проблем химической физики, Сергей Алдошин готов сделать его филиалом

В паспорте национального проекта «Наука» одной из трех его ключевых целей обозначено «обеспечение привлекательности работы в Российской Федерации для ведущих российских и зарубежных ученых и молодых перспективных исследователей».

Абсурдная история, которая сейчас раскручивается в Институте проблем химической физики и в Черноголовке, работает на прямо противоположную цель. Она не привлекает, а отталкивает ученых от работы в России, наглядно показывая, как мало здесь с ними считаются и с каким пренебрежением относятся к ним и к тому, что они делают в науке.

Алексей Меринов

Институт проблем химической физики (ИПХФ) РАН — один из крупнейших и ведущих институтов Академии наук, градообразующее предприятие, «ядро» Научного центра РАН в Черноголовке.

Больше тысячи сотрудников, 10 отделов, 80 лабораторий и научных групп.

Ведутся исследования механизмов сложных химических реакций, химико-технологических процессов, состояний вещества в экстремальных условиях, биологических процессов и систем, разрабатываются новые неорганические и полимерные материалы с заданными свойствами и функциями.

В 2018 г. при аттестации научных организаций ФАНО разделил все институты на три категории. 3 — низкая, 2 — средний российский уровень, 1 — мировой уровень.

В первую категорию вошло 142 института, во вторую — 205, в третью — 107.

ИПХФ РАН получил 1-ю категорию.

В начале октября больше тысячи сотрудников этого учреждения 1-й категории испытали шок. На общем собрании было объявлено, что руководство решило превратить ИПХФ РАН в филиал другого научного учреждения. Понизить его статус: чтоб это уже был не самостоятельный институт, а подразделение Федерального исследовательского центра химической физики (ФИЦ ХФ) РАН, который находится в Москве.

ФИЦ ХФ РАН — это бывший Институт химической физики им. Н.Н.Семенова. ФИЦем он стал совсем недавно, в апреле 2019-го. Сотрудников там вдвое меньше, чем в ИПХФ. Хороший институт, но на флагмана российской науки он не тянет: при аттестации ИХФ РАН была присвоена только вторая категория.

Если ИПХФ РАН войдет в состав ФИЦ на правах филиала, он уже не сможет оставаться научным учреждением первой категории. Ему тоже должна быть присвоена вторая, от чего он многое потеряет и в статусном плане, и в финансовом — ведь чем выше категория, тем выше финансирование.

Со стороны такое «вхождение в состав» выглядит абсурдным.

Слегка утрируя, можно вообразить преобразование Государственной библиотеки имени Ленина в филиал Алтайской краевой универсальной библиотеки им. Шишкова. Или Большого театра — в филиал Пермского театра оперы и балета.

Поэтому встает, конечно, вопрос: зачем это делать?

Сотрудники ИПХФ в Черноголовке единственной причиной считают возраст их бывшего директора Сергея Михайловича Алдошина.

Избираться руководителем научного учреждения можно до 65 лет. 65 ему уже исполнилось. Кресло директора он покинул в начале этого года, сейчас занимает должность научного руководителя института и возглавляет ученый совет. Обязанности директора исполняет Игорь Владимирович Ломоносов. Но если удастся превратить ИПХФ в филиал какого-то другого института, тогда у Алдошина снова появляется шанс стать директором. Директора филиалов не избираются, их назначают руководители головного органа, и возрастного ценза в этом случае нет.

В Сети вывешен видеоролик с кадрами общего собрания в Черноголовке, где перед сотрудниками выступает Сергей Алдошин. Он зачитывает письмо о том, что ученым советом ИПХФ было принято решение войти в состав ФИЦ ХП.

В ролике его выступление перемежается язвительными комментариями.

Алдошин, например, говорит, что надо сейчас в черновом варианте проговорить организационные вопросы о судьбе аспирантуры ИПХФ, диссертационных советов, соципотеки, жилищных сертификатов для молодых ученых, крупных грантов, которые получает, например, Центр компетенций НТИ, и многих других.

Все эти вопросы жизненно важны для сотрудников института. И для работы важны — для тех исследований, которые они ведут, — и для семей и быта.

Прежде чем затевать реструктуризацию и обращаться с соответствующим письмом в Минобрнауки, Ученый совет, конечно, должен был обговорить неизбежные изменения жизни с сотрудниками.

Но те пребывали в полнейшем неведении.

И только когда письмо в Минобрнауки уже было отправлено, руководство решило провести общее собрание коллектива и сообщить интересную новость о том, что все присутствующие скоро превратятся из сотрудников научного учреждения первой категории в сотрудников филиала научного учреждения второй категории.

«Мнение сотрудников по этому поводу не интересно по определению, — сообщается в едких комментариях к видеозаписи выступления экс-директора. — С.М.Алдошин заинтересован только в том, чтоб провести процедуру слияния как можно быстрее. Умело манипулируя ученым советом, С.М.Алдошин пытается продавить губительное для всех, кроме него, решение».

Сергей Алдошин. Фото: icp.ac.ru

Мы не знаем, так ли оно на самом деле.

Но ситуация в одном из сильнейших научных учреждений страны определенно нездоровая.

«ИПХФ РАН известен огромному числу химиков и физиков самых разных направлений — потому что это живой и активный институт, в котором есть лаборатории очень разных специализаций, — объяснила «МК» Галина Цирлина, доктор химических наук, профессор кафедры электрохимии МГУ. — Имидж ИПХФ связан и с известными далеко за пределами Московского региона учеными, и с замечательной атмосферой Черноголовки, куда все любят приезжать на традиционные для ИПХФ содержательные конференции и школы.

Конечно, этот большой институт неоднороден, но активные коллективы, в которых много молодежи, там имеются в изрядном количестве. А это ведь главный сейчас, простой и наглядный критерий — никаких индексов цитирования не требуется, просто молодежь у нас грамотная и не идет туда, где плохо с публикациями и приборами.

Чтобы назвать такой огромный многопрофильный организм чьим-то филиалом — надо для начала найти более крупное учреждение, в котором живут как минимум все те же самые научные направления. Что-то я очень сомневаюсь, что на территории РФ сейчас такое можно найти.

В московском ФИЦ ХФ РАН, при всем моем уважении к этому авторитетному институту, ряда направлений ИПХФ вообще никогда и не было, они возникли в Черноголовке уже в период самостоятельной жизни двух «химфизик».

В 2017 году ИПХФ выиграл конкурс на образование центров НТИ и стал одной из 14 российских организаций, получающих господдержку из бюджета по программе «Национальная технологическая инициатива».

Сегодня Центр компетенций по технологиям новых и мобильных источников энергии — одно из самых успешных подразделений ИПХФ. И у него есть реальные результаты. К примеру, на прошлой неделе на форуме «Открытые инновации» в «Сколково» он презентовал первый полностью российский электромобиль с водородными топливными элементами.

Возглавляет Центр компетенций ИПХФ профессор Юрий Добровольский.

«По программе НТИ мы получили от Минобрнауки сотни миллионов рублей, — сказал он „МК“. — Что произойдет при преобразовании института в филиал? Я выяснил у оператора программы: финансирование будет точно прекращено, поскольку мы участвовали в конкурсном отборе как институт. Превращением в филиал мы нарушаем конкурсные условия. Филиал ФИЦ в конкурсе не участвовал. Очень вероятно, что от нас потребуется вернуть полученную сумму в госбюджет. Готовы руководители ФИЦ возвращать сотни миллионов и как это скажется на положении сотрудников? Мы не знаем. Заявленная реструктуризация вызывает очень много важных вопросов. Но ответы на них нам никто не дает».

Если абсурдные решения, касающиеся судеб государственных учреждений, готовятся в тайне от сотрудников этих самых учреждений, принимаются кулуарно и проталкиваются в страшной спешке — скорее всего в этом замешаны чьи-то личные интересы.

Если система государственного управления позволяет госучреждениям, их сотрудникам и целым сегментам общественно значимой деятельности подчиняться чьим-то личным интересам, то о каком развитии науки можно тогда вообще говорить — тем более привлекать к такому «развитию» ведущих российских и зарубежных ученых и молодых перспективных исследователей.

Назревающий в Черноголовке скандал на прошлой неделе уже обсуждался в Минобрнауки. А 25 октября директорат ИПХФ сообщил информагентствам, что в министерстве прошло заседание, «на котором рассмотрены все поставленные вопросы и достигнута договоренность о совместной работе».

Что это значит? Станет институт в Черноголовке филиалом московского ФИЦ? Не станет? Из сообщения не понять.

Министерство науки и образования в настоящее время ведет работу по реформированию всех институтов РАН с целью их оптимизации. На базе нескольких институтов, работающих в одном поле, планируется создавать один федеральный исследовательский центр, в который они будут входить как обособленные подразделения. Это нужно делать, потому что институтов РАН очень много, их направления частично дублируются, а содержание обходится бюджету дороже, чем будет обходиться финансирование меньшего количества ФИЦ.

Весь фокус в том, как выбирать институт, который станет головным для каждого ФИЦ.

Исходя из здравого смысла, головным должен быть наиболее сильный институт в своей области.

В Московском регионе наиболее сильный — ИПХФ РАН. Но для того ФИЦ, куда ему предстоит войти, головным тихо-тихо определили другой институт. Вот, собственно, где и зарыта собака.

Наверняка ее зарыли там не случайно. Случайно такие вещи не делаются. Наверняка тут поработали заинтересованные лица, а теперь они просто дожимают ситуацию, загоняя ее в заранее расставленные сети.

Самое восхитительное, что в эти сети загоняется не только черноголовкинский ИПХФ РАН со всеми его передовыми исследованиями, но и само Министерство образования и науки, которое согласилось весной этого года преобразовать московский Институт химической физики им. Семенова в ФИЦ химической физики РАН.

Теперь остается только наблюдать, как Минобрнауки из этих сетей выпутается.

Впрочем, не факт, что оно вообще будет выпутываться, а не пойдет послушно туда, куда его гонят маскирующиеся под овечек погонщики.

«Предлагаю рассматривать всю эту историю как полезный тест, по итогам которого мы сможем судить о министре, — сказала „МК“ Галина Цирлина. — То есть если министр эту инициативу про превращение ИПХФ в филиал не поддержит, у него есть хороший шанс остаться уважаемым человеком в наших глазах».

Отличное предложение, надо сказать. Невозможно не согласиться.

Юлия Калинина, Московский Комсомолец

Источник: https://www.mk.ru

Теги:

Комментарии:

  1. Сергей:

    Статья — полнейшее вранье. МК — скатился в помойку.

  2. NataFo:

    Амбиции довольно давно сбитого летчика были бы малоинтересны и вызывали бы только малость брезгливую усмешку, но! Филиализация Чг прекратит почти стопроцентно наукоградский статус ГОРОДА, а вот это уже касается всех. В Богородском округе пожить захотелось? Мне — нет. МК , конечно же, не Устав Внутренней службы, но Юлия Калинина у меня доверие вызывает. Читал много лет ее материалы, голимое вранье — не ее ипостась.

Добавить комментарий

 

 
Черноголовка в соцсетях
             

 

 
© 2013-2019
редакция ChgTown.Ru
+7 926 33 88 555